Вугар Байрамов: "Невозможно ощутить эффективность реформ без кадровых и структурных преобразований"

Вугар Байрамов: "Невозможно ощутить эффективность реформ без кадровых и структурных преобразований"

В Азербайджане стартовали широкомасштабные структурные и кадровые реформы - власти решили усилить экономический блок, сделав приоритетным ненефтяной сектор. По распоряжению президента Ильхама Алиева, новым главой Министерства экономики назначен молодой и энергичный Микаил Джаббаров, который до этого руководил Министерством налогов. В новую структуру Минэкономики вошли Министерство налогов, Госкомитет по вопросам имущества, Госагентство по антимонопольной политике и контролю за потребительским рынком. Кроме того, президент назначил Али Асадова премьер-министром, а у же вывший министр экономики Шахин Мустафаев стал заместителем премьера. О том, куда приведут реформы, какие проблемы и вызовы стоят перед новыми реформаторами, "Вестник Кавказа" побеседовал с главой Центра экономического и социального развития Вугаром Байрамовым.

- Как вы оцениваете последние структурные реформы в правительстве? Для вас стало неожиданностью увеличение полномочий министерства экономики?

- Структурные реформы были необходимы. Еще в 2012 году наш центр обратился к правительству с пакетом предложений - мы предлагали провести структурные реформы, сгруппировав их функционально, в частности, объединить Миинналогов и Госкомтаможню с Минфином. Целесообразно было бы объединить структуры, выполняющие фискальную политику, что обеспечит более эффективную работу этих органов. Помимо прочего, антимонопольное агентство уместно было бы превратить в отдельный независимый орган. Хотя главная функция этого агентства состоит в противодействии монополии на рынке, оно также должно мониторить деятельность Минэкономики, учитывая, то что в структуру министерства входит достаточно много разных предприятий; оно же отвечает за создание промышленных городов.

Невозможно ощутить эффективность реформ без кадровых и структурных преобразований. Население возлагает на них большие надежды в плане повышения семейных доходов, социального состояния. От реформ зависит также и то, насколько инвестиционно привлекательной будет страна. Для реализации этих планов необходимо продолжить политику привлечения новых кадров, что приведет к более эффективной реализации реформ.

- Говоря о налоговых реформах, президент отметил, что в результате достижения прозрачности в этой сфере впервые в истории Азербайджана сверх плана было собрано 350 миллионов манатов. Как вы оцениваете перспективы этой сферы, после того как Миналогов стало подведомственным органом Министерства экономики?

- В системе налогов за последний год были реализованы очень успешные реформы. Как отметил президент, мало кто верил, что налоговая система вернет себе доверие населения. Но последние два года показали, что реформы дают свои плоды, доходы в бюджет увеличиваются; было подписано более 100 тыс. новых трудовых договоров. Изменения в налоговом кодексе привели к уменьшению налогового веса, что очень важно в борьбе с нелегальной трудовой деятельностью и теневой экономикой. Думаю, главная причина присоединения Министерства налогов к Минэкономики в том, чтобы дать возможность новому министру экономики Микаилу Джаббарову продолжить реформы в сфере налогов. Это рациональный подход.

Считаю, что сюда также нужно привлечь и таможенные сборы, потому что в этой сфере проблемы все еще остаются. Например, Госкомтаможня использует так называемое статистическое оценивание. Скажем, предприниматель предоставляет таможне инвойс, в котором указана стоимость товара в размере, допустим, 10 тыс. долларов, однако на таможне с этим не соглашаются, бизнесмена обвиняют в том, что тот занизил цену товара и предъявляют свою оценку, которая составляет уже 14 тыс. долларов. В итоге предприниматель вынужден платить НДС от этих 14 тысяч. Сегодня есть необходимость единого управления в сфере платежей по НДС. Мы думаем, что сборы таможенных налогов должны быть также переданы Министерству экономики.

В целом, мы наблюдаем повышение прозрачности в сфере налогооблажения. Мы ведем опросы среди предпринимателей, налогоплательщиков, и все признают, что картина в сфере налогооблажения абсолютно отличается от той, которая была до 2017 года.

- Как изменится ситуация в сфере имущества после присоединения Комитета по вопросам имущества к Министерству экономики?

- В последние годы в этой сфере также были проведены определенные реформы - создано Пространство имущественных услуг, но оставалась необходимость расширения электронных услуг. Думаю, присоединение комитета к Минэкономики приведет к еще большей прозрачности сферы электронных услуг, создаст благоприятные условия для граждан в сфере имущественных услуг.

- Реформы в каких еще сферах, на ваш взгляд, могут увеличить поступления в бюджет страны?

- Для повышения эффективности в водном хозяйстве необходимо создать агентство водных ресурсов, которое управляло бы ресурсами пресной воды. Это повысит эффективность и прозрачность в поступлении доходов в бюджет из этой сферы. Также мы считаем целесообразном приватизацию предприятий в сфере управления коммунальных услуг. Одна из обсуждаемых тем в обществе на протяжении длительного времени - обеспечение населения зимой теплом. Хотя из бюджета выделены большие средства, зимой еще остаются проблемы с отопительной системой. Это говорит о том, что коммунальные услуги должны быть сосредоточены в отдельной управляющей структуре. Привлечение в сферу коммунальных услуг частного сектора даст возможность сэкономить и приведет к более прозрачному расходованию средств и предоставлению населению более качественных услуг в сфере ЖКХ. 

- Много говорят о либерализации тарифов в сфере воздушного транспорта. Насколько этот вопрос сегодня остро стоит на повестке реформ?

- Учитывая высокие тарифы, для повышения эффективности в сфере воздушного транспорта есть необходимость в дальнейшей приватизации компании "АЗАЛ". На первом этапе может быть приватизировано 49 процентов акций компании, а 51 процент останется у государства. Если сравнивать с соседними государствами, особенно с Грузией, то мы увидим, что наши высокие тарифы приводят к тому, что воздушный транспорт остается высоко затратным, что влияет на поток иностранных туристов в страну. Поэтому мы предлагаем постепенную приватизацию "АЗАЛ".

- Насколько актуальной остается борьба по выведению бизнеса из тени?

- Президент говорил о необходимости борьбы с теневой экономикой. Хотя ее объем в последние годы снизился, она все еще имеет значительный вес в общем объеме ВВП. В этом году борьба против нелегальных трудовых отношений дала хорошие результаты. Так, легализацию более 100 тысяч трудовых договоров нужно рассматривать в контексте успешной борьбы против теневой экономики. Как отметил президент, нужно минимизировать вмешательство чиновников в экономику, усилить борьбу с монополией.

Наши исследования показывают, что цены на некоторые привозимые продукты завышены именно из-за монополии. Иногда получается, что цена на эти товары выше, чем на  мировом рынке. Например, цена апельсина в сравнении с соседней Грузией у нас выше в 2-4 раза; она даже выше, чем Брюсселе. В столице ЕС цена килограмма апельсинов - 2,1 евро, в Азербайджане - 2,4. В импорте некоторых продуктов монополия еще остается, что приводит к высоким ценам на внутреннем рынке. Одновременно есть необходимость расширения свободной конкуренции. Более 10 лет в парламенте ведутся дискуссии о принятии Кодекса конкуренции. Есть необходимость защиты конкуренции, потому что от этого зависит развитие предпринимательства.

- Насколько проводимые реформы увеличивают шансы Азербайджана вступить ВТО? Переговоры об том идут уже долгие годы. На ваш взгляд, каковы будут дивиденды в случае вступления в торговую организацию?

- Это процесс необходимо форсировать. На пространстве СНГ только Белоруссия, Туркмения и Азербайджан не входят в ВТО. Россия, Казахстан, Таджикистан уже стали ее членами. Это важно, в первую очередь, для того, чтобы Азербайджан смог получить возможность поставлять свою продукцию на новые рынки, особенно в страны ЕС, где около 500 млн потребителей. Членство в ВТО важно еще и ввиду борьбы против монополии, за либерализацию и прозрачность внешних торговых отношений. Переговоры по членству в ВТО ведутся 22 года. Надеемся, что после новых кадровых и структурных реформ Азербайджан в скором времени вступит в эту организацию. Это является приоритетным и для развития ненефтяного сектора.

- Президент также говорил о развитии сельского хозяйства, которое за последние годы существенно выросло. Но в этой сфере потенциал развития намного выше, учитывая неиспользуемые территории для сельхозугодий…

- Потенциал Азербайджана в аграрном секторе огромен. Если в предыдущие годы мы в лизинговых услугах не видели прозрачности, то за последние два года и в лизинге, и в предоставлении кредитов фермерам появилась прозрачность. Субсидирование также стало более развитым. Но необходимо добиться высокой производительности в аграрном секторе, особенно учитывая, что наш экспорт в ненефтяном секторе составляет 1,8 млрд долларов, а половина из этой суммы приходится на сельскохозяйственную продукцию. Речь идет о 900 млн долларов экспорта сельхозпродукции. При чем примерно 90 процентов экспорта сельхозпродукции приходится на долю российского рынка. Но если сравнить с другими странами (с территорией, похожей на нашу), то, допустим, в Нидерландах импорт аграрной продукции составляет меньше чем 1 млрд долларов, а экспорт в сельском хозяйстве - порядка 97 млрд долларов. Это доказывает эффективность использования земельных участков. Подходы в аграрном секторе должны быть изменены на более инновативные. Стоит сказать, что причины пустующих участков для земельных угодий разные. Одна из них в том, что некоторые участки для земледелия оказались в руках определенных чиновников, и многие из них вообще никак не используются. Президент Азербайджана постоянно поднимает этот вопрос. Он давал конкретные поручения для использования земель для сельхоз нужд.

С другой стороны, есть необходимость специализации в аграрном секторе. Если мы развиваем хлопководство, и выделяем для этого значительные земельные участки, то нужно оценить, насколько это повлияет на животноводство, уменьшатся ли участки для земледелия. Нужно найти сбалансированный подход при распределении сельхозучастков под разные нужды. 

- Какова сегодня ситуация с банками? Удалось ли вернуть доверие к ним после кризиса последних лет? Как решаются вопросы проблемных кредитов?

- Здесь нужно отметить несколько нюансов. Позитивный момент в том, что за последние два года были предприняты системные шаги по оздоровлению банковского сектора. Сегодня активы банков больше, чем пассивы. Речь идет о разнице примерно в 5 млрд долларов. Это очень важно в плане ликвидности банков. Но в банковской сфере остаются традиционные проблемы. Часть из них отметил президент Ильхам Алиев на последнем совещании.

Проблема в том, что банки все также заинтересованы в потребительском кредитовании. Банки нужно стимулировать к открытию кредитного портфеля для реального сектора. Однако, если посмотреть на кредитный портфель банковского сектора, который составляет 13 млрд 560 млн манат, то мы увидим, что доля кредитования в этом портфеле на сельское хозяйство и перерабатывающую промышленность составляет 501 млн манат. Это равно 3,6 процентам от общего кредитного портфеля. Кредиты, выделенные на промышленность и производство, составляют 862 млн манат, что равняется 6,2 процентам общего кредитного портфеля. Это говорит о том, что общая доля кредитования всех четырех реальных секторов экономики не доходит даже до 10 процентов. То есть, на каждые выделенные банками 100 манат кредита, даже 10 манат не доходит до реального сектора экономики. Однако в кредитном портфеле 6,91 млрд манат выделено на развитие домашних хозяйств, это потребительские кредиты, что составляет 44 процента кредитного портфеля.

Если еще учесть микрокредитование, то получается, что более 50 процентов общего кредитного портфеля направлено на потребительское кредитование. Однако проценты потребительских кредитов в Азербайджане самые высокие на пространстве СНГ. Ведущие банки предлагают потребительские кредиты в районе 29 процентов. В некоторых банках этот показатель снижается до 22 процентов, но в итоге если сюда приплюсовать страхование и другие проценты, то эта цифра иногда доходит и до 30 процентов.

Здесь еще надо отметить, что между дивидендами по депозитам и процентами по кредитованию существует значительная разница. Кредитные проценты в четыре раза превышают проценты по депозитам. Депозитный портфель составляет 65 процентов общего кредитного портфеля. Скажем, банки с одного гражданина берут по 7 процентов, а другому клиенту уже продают по 29 процентов. Есть необходимость в регулировании процентных ставок в кредитовании. Это приведет к уменьшению проблемных кредитов.

В 2019 году объем проблемных кредитов в общем кредитном портфеле уменьшился с 14 процентов до 10,8 процента, но в целом объем проблемных кредитов все также остается высоким. Это на сегодняшний день составляет свыше 1,4 млрд долларов, а уменьшение связано с увеличением объема кредитного портфеля. В феврале распоряжением президента была компенсирована часть проблемных кредитов, более 700 млн было выделено на эти вопросы, более миллиона граждан воспользовалось этим распоряжением, однако проблемных кредитов не стало меньше. Дело в том, что в списке лиц с проблемными кредитами большая доля принадлежит юридическим лицам, а также гражданам, у которых проблемные кредиты составляют более 10 тыс. долларов. Компенсация по проблемным кредитам касалась только тех граждан, у которых проблемные кредиты были до 10 тыс долларов. То есть в банковском секторе есть необходимость проводить фундаментальные реформы.

Сегодняшние проблемы в банковском секторе появились еще до глобального нефтяного шока, в 2011-2012 годы. Во время нефтяного бума возникли пузыри, что дало о себе знать во время девальвации.

6045 просмотров



Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!