Вероника Крашенинникова: "Россия, Европа и Китай оказываются в одном лагере против США"

Вероника Крашенинникова: "Россия, Европа и Китай оказываются в одном лагере против США"

Сегодня в студии "Вестника Кавказа" побывала гендиректор Института внешнеполитических исследований и инициатив, советник гендиректора МИА "Россия сегодня" Вероника Крашенинникова. В прямом эфире она поделилась своими оценками ключевых внешнеполитических событий последних дней.

- Вероника Юрьевна, наш первый вопрос посвящен состоявшейся накануне исторической встрече руководителей США и Северной Кореи в Сингапуре. По итогам саммита было подписано соглашение, которое, по словам Дональда Трампа является "весьма всеобъемлющим". По вашей оценке, что эти прямые переговоры Вашингтона и Пхеньяна означают для восточноазиатского региона и мира в целом?

- Сам факт встречи, ситуация, когда президент Трамп и лидер Ким Чен Ына сидят за одним столом и жмут друг другу руки – это, действительно, историческое событие. В этом отношении Трамп закрепил за собой место в истории США, его запомнят как первого американского президента, который лично встретился с лидером Северной Кореи.

В большей степени эти переговоры стали победой Северной Кореи и Ким Чен Ына: еще вчера он был изгоем, США и с ними другие государства принципиально отказывались от какого-либо общения с Пхеньяном – и теперь он один на один общается с человеком, который считает себя лидером всего мира. Помимо Северной Кореи, эта встреча также была очень позитивно и для Южной Кореи, действительно, эти две страны приложили, наверное, самые крупные усилия для того, чтобы саммит состоялся. Напомню, что весь прошлый год США угрожали ударами по Северной Корее, причем ударами неспровоцированными, предупредительными, дабы Северная Корея не обрела дополнительные возможности в своих вооружениях – и эти угрозы держали в страхе весь регион, первой пострадавшей стороной была бы Южная Корея, что южным корейцам и их лидеру, конечно, не нравилось. В целом, накануне мы стали свидетелями большой победы Северной Кореи и Южной Кореи, а также Китая, России и Японии – государства, которые так или иначе могли быть затронуты милитаризацией ситуации.

Что касается заявления, то всеобъемлющим его можно назвать разве что по намерениям, в первую очередь американским, в отношении денуклеаризации Северной Кореи. Во втором пункте документа говорится лишь о том, что Северная Корея становится на путь отказа от ядерного оружия, но когда она завершит его, в каком масштабе, насколько проверяемыми будут результаты – это не обговаривается. Возможно, на первой же встрече Вашингтона и Пхеньяна это сложно было зафиксировать, но что важно в данном случае – нет никаких обязательств со стороны США. Трамп не взял на себя обязательств отменить санкции или прекратить военные учения, об этом говорилось вскользь, да и мало ли о чем Трампу приходилось говорить. По всей видимости, самые большие трения теперь будут разворачиваться во время выяснения обстоятельств выполнения соглашения. Также напомню, что подобные заявления Трамп подписывал и в других случаях, например, по Сирии, где-то год назад он договорился с президентом Путиным о том, что США будут соблюдать суверенитет и территориальную целостность САР – и это не помешало американской армии держать в Сирии несколько тысяч военных и не меньше дюжины военных баз, а также ставить на оккупированных территориях подконтрольные себе правительства. Мирные заявления и военные действия совершенно не мешают друг другу в американской политике.

Таким образом, вероятно, встреча будет оказывать некоторый примиряющий эффект на ситуацию и мы не будем слышать очередные угрозы – но Вашингтон может прибегнуть к угрозам в любой момент, как только там сочтут, что Ким Чен Ын не выполняет какие-либо требования. Поскольку точное выполнение требований очень сложно установить, они и не сформулированы, ситуация остается очень мутной и неясной, так что все нужно быть начеку.

- Глава Международного валютного фонда Кристин Лагард, выступая после саммита "Большой семерки", предупредила, что угроза торговой войны между развитыми странами увеличивает риски для мировой экономики. Разделяете ли вы эту точку зрения?

- Это довольно серьезное заявление главы МВФ. Действительно, начиная с послевоенных лет, была выстроена очень сложная система международной торговли, построенная на компромиссах. В этой системе нет ни одного государства, которое было бы полностью довольно всеми условиями, но ведь как-то она просуществовала все это время – а Трамп теперь решил ее разгромить на основе принципа "Америка превыше всего". Когда во время предвыборной кампании некоторые российские эксперты ожидали, что после победы Трамп займется внутренними американскими экономическими делами и не будет лезть в мировую политику, не будет вести войны, это была иллюзия. Для Америки нет такого вопроса, который решался бы исключительно внутри государства, ведь США – глобальная супердержава, и для того, чтобы создать рабочие места у себя, Вашингтон сперва должен закрыть производства, например, в Мексике или в Китае, открытые американскими же компаниями для максимизации прибыли. За какую нитку ни потяни в Штатах, она обязательно ведет за рубеж.

Именно этим Трамп и начал заниматься. Условия, которые он выставил зарубежным компаниям, работающим с американскими корпорациями, оказались очень жесткими. И если, скажем, в отношении Китая это было ожидаемо, Трамп всегда обещал Пекину жесткую политику, то его решение практиковать аналогичный подход и в отношении самых старых европейских партнеров стало неожиданностью, причем для самих же европейцев. Они открыли для себя настоящего, националистического Трампа в смысле экономического национализма по модели "все для моей экономики". Кто-то может сказать "ну и молодец, правильно действует", но ведь мы живем в одном мире; каждый политик защищает интересы своей державы, только одни это делают мирными способами, а другие развязывают войны. Как безопасность может быть только общей, так и мировая торговая система может быть только общей. Поэтому, если Трамп продолжит такую агрессивную экономическую политику, соседи и союзники США – Канада, Мексика и европейские страны – ответят, впрочем, они уже ответили. Как это будет развиваться в дальнейшем, зависит от степени сдержанности стороны, но Трамп, как мы знаем, сдержанность не практикует.

- На ваш взгляд, на что, в таком случае, может подвигнуть Европу решение Трампа не подписывать итоговое коммюнике саммита G7?

- События этого саммита G7 внушили надежду на самостоятельность поведения наших западных партнеров, показали, что Европа может постоять за свои интересы. В то время как Евросоюз называют американской марионеткой и говорят, что Меркель ничего не может сделать без разрешения Вашингтона, оказывается, что все не так. Посмотрите на фотографию, где Меркель стоит, упершись руками в стол, а Трамп сидит, откинувшись подальше от нее и закрывшись руками – прекрасная иллюстрация текущих европейско-американских отношений.

Для нас действительно стало новостью, что европейцы могут постоять за себя, что они сплачиваются между собой перед лицом разногласий с Америкой – и это очень хорошо, так как это поможет Евросоюзу и европейским государствам всем вместе обрести более независимый голос. Разумеется, мы не говорим о том, может ли Европа быть полностью независимой от США, вопрос в степени – останется ли Европа зависимой от Вашингтона, условно, на 90% или на 60%? Если на 60%, то она будет для нас очень хорошим партнером, гораздо лучшим, чем до сих пор.

Также стоит отметить слова Трампа о том, что Россия должна быть в G7. Россия, конечно же, должна работать во всех крупных организациях, которые занимаются глобальными международными вопросами, однако в том контексте, в котором Трамп это сказал, дело выглядело так, что он хочет привлечь Россию на свою сторону против европейцев. Этого нам категорически не нужно и не выгодно – мы не собираемся усложнять наши отношения с Европой в угоду Трампу. Для нас все шире открывается окно возможностей укрепления связей с ЕС по мере того, как Трамп предпринимает один за другим агрессивные шаги один за другим в отношении Европы. То есть его действия сближают европейские государства не только друг с другом, но и с Россией, и с Китаем – мы оказываемся в одном лагере против США.

- Уже завтра начинается спортивный праздник планетарного масштаба – Чемпионат мира по футболу, и к нашей общей гордости его принимает Россия. Это глобальное событие, безусловно, повлияет на имидж России на мировой арене. Как вы думаете, каким может быть позитивное эхо от ЧМ-2018?

- Это эхо будет в любом случае позитивным и очень громким. Одновременный приезд к нам десятков тысяч гостей позволит иностранным гражданам увидеть Россию воочию, особенно тем, кто в России никогда не бывал. Они едут на футбол, но заодно посмотрят и на страну – и это принципиально важно, так как у себя дома они слышат от части западной прессы страшные вещи о России, а здесь увидят реальность, и это поможет им увидеть ту пропасть, которая разделяет сегодня российскую действительность и ее освещение на Западе. Важен и приезд политических лидеров тех стран, чьи команды участвуют в чемпионате, и тех, чьи команды не прошли в мировое первенство, так это создает дополнительную возможность общения на самом высоком уровне. Стоит также отметить, что не произошло того, чего мы могли опасаться – в какой-то момент некоторые западные государства стали призывать к бойкоту чемпионата мира, к тому, чтобы их сборные и болельщики не ехали в Россию, но этим призыв никто не внял, здравый смысл и нормальные человеческие отношения победили.

Я думаю, проведение чемпионата мира будет очередным большим шагом вперед и крупным общественным событием, как и Олимпиада в Сочи в 2014 году.

3495 просмотров






Популярные