Ваге Давтян: "Армения оказалась перед лицом серьезных вызовов в геоэкономике"

Ваге Давтян: "Армения оказалась перед лицом серьезных вызовов в геоэкономике"

Спустя 100 дней после смены власти в Армении экономика республики продолжает находиться в бедственном положении, так как команда Пашиняна, заявив о революционном курсе на экономическое возрождение страны, одновременно отказалась от устранения главного препятствия на пути ее развития – блокады турецкой и азербайджанской границ, вызванной оккупацией армянскими войсками территории Азербайджана. По словам самого Пашиняна, для спасения Армении от экономического удушья достаточно границ с Ираном и Грузией. О том, каковы ближайшие перспективы экономики республики в условиях неурегулированности нагорно-карабахского конфликта, "Вестник Кавказа" побеседовал с экспертом в области энергетической безопасности Ваге Давтяном.

- По вашей оценке, как на экономику Армении подействует снятие блокады на турецкой и азербайджанской границах?

- По подсчетам, которые проводились, к примеру, экспертами Всемирного банка, открытие границ с Турцией может привести к росту армянского ВВП на 30% и значительному сокращению нынешнего торговому дефициту. Таким образом, здесь есть предпосылки для того, чтобы говорить о развитии нашей экономики. У Армении и Турции имеется определенный потенциал для роста экономического взаимодействия по сравнению с нынешним днем – напомню, что торговля между странами ведется и сейчас, просто через третьи страны, и Турция во внешнеторговом балансе Армении занимает 6-7 место с товарооборотом в $300 млн. В то же время, считаю, что с Азербайджаном у нас нет подобных перспектив.

На мой взгляд, от закрытых границ Армении со стороны Азербайджана и Турции теряем не только мы, это проблема всего региона, хотя с конъюнктурной точки зрения она непосредственно сказывается на Армении. Регион для обеспечения полноценного экономического развития и здорового политического и культурного диалога вообще не должен иметь закрытых границ. Большое количество транспортных, логистических, энергетических проектов обходят сегодня Армению стороной, хотя, если бы они проходили по армянской территории, возможно, они имели бы большую экономическую эффективность. К примеру, во время проектирования нефтепровод "Баку-Тбилиси-Джейхан" были определенные идеи провести его через Армению, BOTAS говорила о логистической целесообразности такого маршрута. Я думаю, раскрытие границ исходит из интересов всех участников регионального процесса.

- Каковы в этой связи риски для экономики Армении от растущего уровня сотрудничества Ирана с Азербайджаном, существенная часть разногласий между которыми была снята благодаря подписанию Конвенции о статусе Каспийского моря?

- Прежде всего, стоит отметить, что Армения в последнее время оказалась перед лицом достаточно серьезных региональных вызовов геоэкономического характера. Прямых рисков от принятия Каспийской конвенции для Армении нет, но, если рассматривать вопрос в стратегическом геополитическом смысле, то необходимо признать, что могут быть сформированы определенные потенциальные риски. Каспийскую конвенцию необходимо рассматривать как систему дополнительных механизмов, в рамках которой будут регулироваться отношения между государствами каспийской пятерки, и не только в сфере регулирования каспийского вопроса, но по целому комплексу проблем. В связи с этим возникают дополнительные риски для продвижения антиармянского лозунга в прикаспийских государствах.

Конвенция по Каспию имеет важное значение, в том числе, для развития энергетического и транспортного диалога между странами, в частности, между Азербайджаном и Ираном. Необходимо констатировать тот факт, что Азербайджан начинает занимать определенную нишу на иранском рынке с начала этого года, уже сегодня осуществляются взаимные перетоки между двумя государствами в объеме примерно 80 МВт. Вопрос лишь в стабильности этих поставок, так как недавно в Азербайджане были блэкауты из-за аварии Мингечаурской ТЭЦ, и на это время экспорт электроэнергии в иранском направлении был остановлен. Политическая платформа для развития энергетического сотрудничества между Ираном и Азербайджаном существует, но технически азербайджанская энергосистема недостаточно диверсифицирована, что дает Армении определенное время.

- Если обратиться к теме энергетики более подробно, то каковы перспективы Армении по удержанию иранского рынка, на котором она теперь конкурирует с Азербайджаном?

- Экспорт электроэнергии – это одна из базовых составляющих экономического развития Армении, но сейчас у нас в этой сфере сформировались определенные проблемы, связанные с себестоимостью электроэнергии и логистическими решениями. В частности, я имею в виду проблемы реализации электроэнергетического коридора "Север-Юг", который должен был связать Иран, Армению, Грузию и Россию. Несмотря на то, что строительные работы уже ведутся, инициировано формирование альтернативного коридора по территории Азербайджанской Республики, и это вызов армянской энергетике. Армении необходимо проводить агрессивный маркетинг на региональных энергетических рынках и поэтапно снижать себестоимость электроэнергии, чтобы сохранить конкурентоспособность на иранском и грузинском рынках.

Тут стоит уточнить, что поставки, которые сегодня осуществляются из Армении в грузинском и иранском направлении, имеют, по сути, бартерный характер и те объемы электроэнергии, которые поставляются, поэтапно в течение года мы возвращаем. Но Иран и Грузия сейчас выходят на самообеспечение электроэнергией, и говорить о том, что это сегодня позитивно сказывается на армянской экономике, конечно, не приходится. Армения располагает профицитом электроэнергетических мощностей, установленная мощность республики составляет 3,555 ГВт, из них реально мы используем 2,3 ГВт, то есть у нас серьезный экспортный потенциал. Однако за последние 10-15 лет на региональных рынках произошли очень серьезные трансформации, Грузия практически полностью обеспечивает себя сама благодаря изменениям в сфере гидроэнергетики. Ирана традиционно рассматривался в качестве энергодефицитной страны с потребностями в импорте порядка 2,5 ГВт, но в последние два года республика нарастила мощности, строит сейчас АЭС в Бушере и быстрыми темпами развивает возобновляемую энергетику. Только в 2018 году в Иране будет введено в эксплуатацию около 40 электростанций, и его статус импортера электроэнергии скоро сменится на статус экспортера.

В этом отношении Армении все сложнее найти свой статус на региональных рынках, особенно транспортно-коммуникационной и логистической блокады или полублокады, в которой мы находимся. Нам необходимо понижать себестоимость армянской электроэнергии, чтобы после ухода с грузинского и иранского рынков использовать своповые модели поставок энергии на юг России. Для низкой себестоимости необходимо обеспечить покрытие тех громадных кредитов, которые были вовлечены в армянскую энергосистему для модернизации. Также требуется развивать потребление электроэнергии внутри республики. Я, конечно же, не считаю эти задачи осуществимыми в течение одного-двух лет, здесь надо иметь в виду хотя бы среднесрочную перспективу в 5-7 лет.

30695 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные