Уверенная победа Эрдогана "отрезвила" Германию?

 Уверенная победа Эрдогана "отрезвила" Германию?

Убедительный успех Реджепа Эрдогана на президентских выборах в Турции оказался неожиданностью для многих европейских и, в частности, немецких экспертов. Многие из них рассчитывали на успех оппозиции – как минимум, на то, что оппозиционный кандидат Мухаррем Индже пройдет во второй тур выборов. Сегодня в Германии отношение к Эрдогану характеризуется едва скрываемой ненавистью. Ярким примером тому была недавняя агрессивная кампания со стороны политиков и СМИ против двух игроков немецкой национальной сборной Месута Озила и Илькая Гюндогана, "посмевших" выставить в соцсетях совместную фотографию с турецким президентом.

Однако после прошедших выборов, похоже, наступает некоторое отрезвление. Постепенно приходит осознание того, что Эрдоган никуда не уйдет с турецкой политической сцены и с ним, хочется того или нет, придется договариваться. В этом контексте примечательно интервью фонда Mercator с одним из ведущих политологов ФРГ, специализирующихся на Турции, Гюнтером Зойфертом, старшим научным сотрудником правительственного аналитического центра Stiftung für Wissenschaft und Politik. "Вестник Кавказа" предлагает вниманию читателей перевод этого интервью.

- Президент Эрдоган завоевал абсолютное большинство уже в первом туре голосования. Это неожиданно в свете предвыборных опросов общественного мнения?

- Да, это сюрприз. Опросы ранее были противоречивыми, но многие пришли к выводу, что будет второй тур выборов. Рассматривая электоральные движения, можно заметить, что миграция избирателей произошла преимущественно в оппозиционном блоке. Правительственный блок потерял мало голосов. В этом отношении результат выборов является повторением результата референдума о введении президентской системы в прошлом году.

- Каковы, на ваш взгляд, причины успеха Эрдогана?

- Консервативные, очень религиозные избиратели недоверчивы к оппозиционному альянсу, так называемому "Национальному альянсу" - они не доверяли республиканцам и ее главному кандидату Мухаррему Индже. Они опасались, что в случае его победы вновь могут подвергнуться дискриминации из-за их религиозной идентичности. Верующие не хотят потерять привилегированное положение, которое имеют при правительстве Эрдогана. Еще одна причина - избирательная кампания была несправедлива. У избирателей была лишь ограниченная возможность получать информацию о президентской гонке. В средствах массовой информации Эрдоган сильно доминировал, например, получив значительно больше эфирного времени. Кроме того, с учетом чрезвычайного положения оппозиции было трудно проводить свои предвыборные мероприятия. Она не могла нормально развернуться.

- Какие темы были решающими для выбора избирателей? СМИ часто подчеркивали значимость экономической ситуации в стране.

- Именно по этой причине многие исследователи оказались не совсем правы с прогнозами. Экономические вопросы назывались избирателями в качестве самой большой проблемы Турции. Сегодня экономическая ситуация хуже, чем в предыдущие годы, наблюдается высокая безработица, инфляция, девальвация валюты. Многие исследователи исходили из того, что ухудшение ситуации приведет к тому, что, по крайней мере, часть электората Эрдогана и ПСР отвернется от них.

- В Турции проживает около четырех миллионов беженцев. Какую роль это сыграло в избирательной кампании?

- Оппозиция поднимала эту тему, но только выборочно. Индже, например, заявлял, что немедленно установит отношения с Сирией и главой государства Асадом в случае победы на выборах, и тем самым обеспечит возвращение большей части сирийских беженцев на родину. Оппозиция критикует политику правительства в отношении Сирии, которая является причиной бегства, но она не критикует самих беженцев. Сами беженцы рассматриваются как зависимые переменные в рамках неверной политики - в отличие от многих европейских стран, в Турции эта тема не ограничивается проблемой миграции как таковой.

- Как правительство отреагировало на критику оппозиции?

- ПСР также занималась этим вопросом в рамках избирательной кампании, и объявила своей целью обеспечение скорейшего возвращения беженцев в Сирию. Тема не была решающей в предвыборной кампании, она не влияла на политические настроения.

- Как вы думаете, какой курс Эрдоган будет проводить после своего избрания?

- Ответ на этот вопрос уже из области спекуляций. Можно сказать, что Эрдоган начал свою политику поляризации после потери абсолютного большинства в июне 2015 года. Стратегия выглядит следующим образом: он поляризует тогда, когда ему это нужно для избирательной кампании. Сейчас у него гораздо более сильная позиция в новой президентской системе. Можно предположить, что теперь он не нуждается в поляризации. Поэтому я предполагаю, что он сейчас займется реальными проблемами, то есть внешнеполитической ситуацией и, в особенности, экономическими трудностями в стране. Я подозреваю, что он вернется к умеренной внешней политике. Другой аспект - внутренние проблемы. В этой области я скептически отношусь к тому, что он изменит курс. Его партийный альянс заручился абсолютным большинством в Национальном собрании. Но он зависит от голосов националистической ПНД, которая, тем самым, стала решающей гирькой на весах.

- Что означает результат выборов для сотрудничества с Европейским союзом?

- Здесь теперь многое зависит от политики самого ЕС. В ближайшие годы политический расклад в Турции зацементирован. Вопрос заключается в том, уйдет ли дискурс в отношениях с Турцией от вопросов прав человека и демократизации к вопросу о том, как государства с общими интересами могут работать сообща. У Турции и ЕС существует ряд общих интересов: работа над причинами миграции, тесные экономические связи, Турция в НАТО, а также сотрудничество спецслужб в борьбе с джихадистским террором. Особенно Германии, с учетом ее тесных связей с Турцией, настоятельно следует учитывать эти аспекты и подумать о том, как проводить свою политику.

9480 просмотров






Популярные