Шамиль Алиев: "В наших торпедах есть элемент российского духа. Они шумные, но если попадут в цель, то мало не покажется"

Шамиль Алиев: "В наших торпедах есть элемент российского духа. Они шумные, но если попадут в цель, то мало не покажется"

Сегодня отмечает свое 75-летие профессор прикладной математики, почетный академик Российской Академии космонавтики, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники, советник председателя правительства Дагестана по науке и ВПК Шамиль Алиев. С 1980-х годов он занимает должность главного инженера по научно-исследовательской работе и главного конструктора САПР на Каспийском заводе "Дагдизель". Алиев также руководит Центром прикладных технологий при Минэкономики Дагестана, председательствует в правлении Института прикладных программ и моделей при Ассоциации содействия Международному центру научной культуры. "Вестнику Кавказа" Шамиль Алиев рассказал о развитии торпедостроеня и о футболе.

- Пять лет назад при содействии спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко был создан Совет по торпедостроению. Как это повлияло на развитие отрасли? Стал ли тренд на импортозамещение позитивным импульсом для этого направления?

- Наука всегда развивается взрывами. Тяжелая торпеда весит больше двух тонн - это махина, которая самостоятельно может "думать" на больших глубинах, может вести себя по программе, которую мы задаем. В последние пять лет мировая наука движется в сторону малогабаритных торпед, которые весят 40-50 килограммов, не шумят, как шумели классические торпеды, не "бегают" так быстро, но свою задачу выполняют. Произошел революционный скачек в представлении о торпедах как об очень тяжелых боевых единицах, которых на лодках помещалось всего от 12 до 24 штук. Теперь их может быть гораздо больше, но эффект не снижается, а возрастает.

Одной из основных характеристик морского оружия стала бесшумность. Подводное оружие гораздо сложнее прочувствовать, конструировать, использовать, однако, оно очень эффективно. Почему лодки считаются самым грозным оружием? Потому что никогда не знаешь, откуда бабахнет. Другое оружие можно наблюдать, пеленговать из космоса, а под водой это очень сложно, когда станции все время находятся в подвижном состоянии. За последние пять-шесть лет в мире намечается очень серьезное апробирование в теоретическом плане подхода к построению малых торпед. Соответствующим образом нужно будет готовить промышленность - должны быть совершенно новые предприятия, где будут создаваться лодки следующего поколения.

Сегодня меняется и гидродинамический облик, и вообще подход к подводной лодке как к системе. Малогабаритные торпеды создают в общей системе вооружения надежную конструкцию. Так, авианосец "Адмирал Кузнецов" защищен и с воздуха, и из космоса, и из-под воды. Идет тенденция к разработкам самообслуживающихся систем - боевые единицы разные, но объединенные одной идеей. Это принципиально новый подход не только к торпедам, но и ко всем боевым системам, особенно подводным.

Однако какие бы великие люди ни строили электронную систему подводных лодок, надводных кораблей, космических кораблей, банковских систем, может найтись 15-летний хакер, который все это сведет на нет. Поэтому, с одной стороны, стоит задача иметь хорошую идеологию малогабаритных торпед, с другой стороны, иметь надежную теорию, которая защищает любую боевую систему от помех и вирусов, ведь все системы, которые сегодня есть, не только военные, но военные в особенности, подвержены электронному воздействию.

- Какие страны являются лидерами в производстве торпед помимо России? Кто наши основные конкуренты?

- Сейчас производителей торпед очень много. Франция, Америка, Италия, Швеция и Россия находятся в равновесном состоянии. Что-то у нас лучше, что-то у них. Наши торпеды более надежные, поскольку они стали оснащаться электроникой позже, чем торпеды других стран. Электроника надежна, современна, но наш советский, российский дизель надежнее. После бомбардировки советский дизель утонул – его подняли и снова завели; а дизели, оснащенные электроникой, вышли из строя. В Советском Союзе всегда была на первом месте надежность. Тогда стоимость не играла никакой роли - торпеда могла стоить сколько угодно, и на это тратили деньги. Сегодня без оглядки на стоимость ничего уже не делается. Поэтому нам приходиться существенно перерабатывать отдельные направления.

Наши торпеды более шумные, но если мы попадаем в цель, то мало не покажется. В этом есть некий элемент российского духа, который никому не понятен. В 1990-е многие заводы работали, не получая деньги. Если в какой-нибудь другой стране полгода или даже год люди будут работать бесплатно, то они такой шум поднимут! А российский дух - особый. Мы уцелели только потому, что имеем непонятный для всего мира и не до конца ясный нам самим внутренний, заложенный вместе с генетическим кодом, здоровый патриотизм.

В наших торпедах есть то, что является именно российским. Мы не такая богатая страна, как Америка, но наше оружие очень надежное. Поэтому нас до сих пор не "съели" и, надеюсь, никто "не съест", потому что мы "несъедобны". Мы можем сначала выстроить военно-экономическую доктрину, которая позволяет считать страну очень надежной, а все остальные сделать по этому прототипу.

Сегодня в России серьезное внимание уделяется принципам подводного и надводного кораблестроения. Совет безопасности РФ уже несколько раз проводил выездные совещания по этому вопросу. Вопросы кораблестроения рассматриваются с точки зрения современных научно-экономических подходов. Мы ни в чем не отстаем от других стран, но и опередить нам их очень сложно. Равновесие устраивает и нас, и весь мир.

- Можете рассказать о модернизации скоростной подводной ракеты "Шквал"? Есть ли аналоги "Шквала" в мире?

- Первый макет "Шквала" был сделан в Дагестане, в Каспийске. Это как раз продукт российского духа - лететь под водой, как по воздуху. Торпедостроение – типично российская история. Первую торпеду в мире придумал русский Иван Александровский (русский художник, фотограф, инженер и изобретатель, создавший в 1865 году первую торпеду, а  позднее - первую в России подводную лодку с механическим приводом, в которых рабочим телом служил сжатый воздух, - прим. ред). Александровского в России сначала считали сумасшедшим. Но он за свой счет изготовил торпеду и испытал ее, правда, потом умер, не выдержав страшного натиска чиновничества. Через два года его схемы и чертежи достались англичанам, и Россия уже покупала свои торпеды как английские.

"Шквал" – мощнейшее достижение советского духа. Однако и с этой торпедой возникали сложности. Одна из сложнейших проблем, с которыми мы столкнулись - гидродинамический облик каверны, в котором должна летать и одновременно плавать торпеда. (На носу "Шквала" находится кавитатор, через который происходит дополнительный наддув газов от специального газогенератора. Так образовывается кавитационная каверна, которая обволакивает корпус торпеды целиком, - прим ред.). Я был на одном из испытаний, когда замкнулась каверна, и хвост торпеды был срезан, как кусок масла ножом…

Сейчас мы охладели немного к "Шквалу", но он остается в черновиках. Я считаю, что "Шквал" получит новую жизнь уже совершенно в другой форме.

Аналог "Шквала" не исключается, потому что сейчас до такой степени получили развитие и ядерные, и неядерные технологии, и гидродинамика, и гидродинамический облик разных течений, что можно создать совершенно немыслимые вещи. К ”Шквалам” интерес не угас. ”Шквалы” будут возрождаться и у нас и в других странах.

Недавно мир был озадачен посланием нашего верховного главнокомандующего Владимира Путина, которое стало ответом на заявление президента США Дональда Трампа, сказавшего, что американские "умные ракеты в Сирии сделают все, что надо". На это Трамп получил дипломатичный, мягкий ответ о том, что "умные ракеты" это одно, а умная система, где ракеты являются одной из составляющих частей, совсем другое. Владимир Владимирович сказал, что есть беспилотные системы, скорость которых намного превышает и скорость торпед, и скорость лодок. Расшифровка этой информации займет много времени у иностранных военных специалистов. На это и было рассчитано послание Путина.

Когда-то британский премьер Уинстон Черчилль обещал, что будет всматриваться в лицо Сталина, когда объявит, что имеет такое оружие, которое "снесет все, что есть на белом свете". Сталин тогда не дрогнул, но, придя в свой кабинет, сразу же сказал: "Свяжите меня с Курчатовым". У Сталина, кстати, была великая способность принимать то, что ему излагают, без паники... А когда академик Лаврентьев сказал, что броню можно резать водой, американцы думали, что русские им вешают лапшу на уши. Потом оказалось, что именно водой и режут броню любой толщины. Это эффект кумулятивного заряда. Вода в принципе считается несжимаемой, но если очень захочешь, то можно ее сжать. Тогда она пробивает любую броню, хоть метровую.

Так или иначе, но когда представители разных стран делают заявления, это рассчитано на то, что в других странах будут мучиться, чтобы понять, что это такое вообще. Идеи, которые появились в России, в Советском Союзе, никуда не исчезают. Они некоторое время лежат в столе, "умнеют". Академик Яков Борисович Зельдович говорил, что любая идея должна полежать немного, чтобы "поумнеть". 

Чем больше времени требуется на тренировку живого существа, тем больше у него интеллекта. Осленок уже на третий день ведет себя также, как опытный осел, потому что у ослов функций мало. А человеку требуется намного больше времени. Ваш покорный слуга, еще будучи в утробе матери, начал жить в своем времени. От внешних ситуаций оказался немножко отодвинут, к счастью, поскольку внешний мир не всегда дружелюбен. Я построил себе мир, в котором есть торпеды, ракеты. Это нужно не только для страны, а для всего мира. 

- Россия сейчас принимает этот грандиозный спортивный праздник. Следите ли вы за ходом мундиаля?

- Естественно. В этот раз наши играют так, что мы видим "переизданную" команду в хорошем смысле. У меня времени нет смотреть все, но второй тайм, последние 15 минут я смотрю. Я был одно время болельщиком "Зенита", болел за тбилисское "Динамо", но среди всего того, что мне нравится, футбол не занимает главное место. Я хочу видеть то, где есть мысль, поэтому буду смотреть матчи с участием Лионеля Месси, Криштиану Роналду - игроков, которые что-то создают.

Я  несколько удивлен, что в социуме появился необычный социальный слой футбольных болельщиков. Я огорчен тем, что не нахожу фанатов Галилея, Ньютона, Эйнштейна, Сахарова. Приглашают футболистов, а я говорю, пригласите какого-нибудь нобелевского лауреата, типа Ричарда Фейнмана. Фейнман задумывался о том, чтобы читать физику обывателям. Первый раз его слушали 10-15 человек его сторонников. Второй раз – 30 человек. А потом на подоконниках стояли обыватели – так он мог драматизировать физику.

Я считаю, что в социальном слое должны появляться интересные люди. Все плохое занимает много места и весит мало, а все хорошее занимает мало места, но весит много. Есть некоторое неравновесие между потребностью в стадном чувстве и солистами. Мне больше по душе сольные номера – музыкальные, научные. А когда миллион болельщиков приезжает разукрашенными, это до меня это не доходит. К следующему юбилею, может быть, дойдет.

Продолжение следует

9550 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные