Фархад Бадалбейли: ″С Москвой связаны мои лучшие годы″

Фархад Бадалбейли: ″С Москвой связаны мои лучшие годы″

Сегодня в Москве в Концертном зале имени П.И. Чайковского отмечает свой юбилей советский и азербайджанский пианист, композитор, ректор Бакинской музыкальной академии, основатель Габалинского международного музыкального фестиваля Фархад Бадалбейли. Перед концертом ″Вестнику Кавказа″ удалось задать маэстро несколько вопросов.

- Позвольте вас поздравить с этим замечательным концертом и грядущим юбилеем. Это далеко не первое ваше выступление в Москве. Тем не менее, волнуетесь?

- Очень волнительно, потому что с Москвой связаны самые лучшие годы - годы учебы. И с Москвой связаны люди. Сегодня уже нет Мстислава Ростроповича, с которым мы очень были близки. Он – уроженец Баку, приезжал к нам на мастер-классы, я играл с ним. Отрадно, что сейчас фестиваль Ростроповича продолжает свою жизнь в Баку. Очень печально, что уже нет с нами Вероники Борисовны Дударовой, народной артистки СССР, которой я обязан очень многими хорошими концертами, и не только в Москве, но и в Ленинграде. В Ленинграде мы с ней впервые играли Гершвина. Ленинградская филармония очень консервативная, там капельдинершами служили очень интеллектуальные старушки. Сначала он были недовольны: "Гершвин у нас в Ленинграде!?" Но после нашего исполнения их мнение поменялось – очень понравилось.

Московской консерватории, Санкт-петербургской консерватории мы очень обязаны. И куском хлеба, и своими успехами мы обязаны людям, которые составляли гордость и славу советского искусства, нашим учителям. Мы это помним и никогда не забываем.

- В программу концерта включены ваши сочинения, например Ave Maria. Много сочиняете сейчас?

- Нет. Это хобби, я не профессиональный композитор. Когда задумал Ave Maria, пришла идея, что вместе могут спеть христианка и мусульманин. Она поет на латинском католическую арию, а он - на азербайджанском. В конце оба обращаются к Деве Марии, молят о мире. Ave Maria была исполнена в Ватикане, имела большой успех, ведь ее идея - хватит воевать, проливать кровь.

- Уже решили, как будете отмечать юбилей?

- Сбегу куда-нибудь в горы, чтобы многочисленные родственники не разорвали меня на части.

- Вы ярый болельщик. В следующем году Россия принимает Чемпионат мира по футболу. Будете следить?

 - Обязательно. В 1968 году, когда я взял первую премию с Викторией Постниковой на Международном конкурсе пианистов имени Вианы да Мотта в Лиссабоне, то находясь там, попросил, чтобы меня  познакомили с Эйсебио  (португальский футболист мозамбикского происхождения, нападающий Эузебиу да Силва Феррейра, - прим. ред.). Меня повели на стадион, я с ним познакомился и был счастлив, что он подарил мне свою футболку. Так что с нетерпением жду этого футбольного праздника.

- Вы сейчас работаете над каким-то произведением? Есть время для себя?

- Мало. Я все время заставляю студентов играть этюды Карла Черни (австрийский пианист и композитор чешского происхождения; считался в Вене одним из лучших преподавателей игры на фортепиано, - прим. ред.). Я вынужден сидеть на экзаменах. Было скучно слушать подряд 30-40 этюдов Черни. Тогда я волей-неволей начал набрасывать на эти этюды вокальные партии. Получилось где-то 15-16 хороших: хор, арии, дуэты. Потом придумал либретто, как будто меня сняли с работы, а на мое место назначили Карла Черни. Вот такая фабула. Что с ним дальше происходит? То какой-то нерадивый посетитель, то комиссия пришла из налоговой инспекции…  Все это на этюды с вокалом. То есть музыкальный оригинал остался. Так мы сделали капустник, все студенты участвовали и были счастливы.

Но такое редко бывает. Работы много. Это было больше шуткой, чем творчеством, однако иногда шутка очень помогает в творчестве.

33605 просмотров



Вестник Кавказа

на YouTube

Подписаться



Популярные