Алла Ахундова: "Общаться с ничего не читающими людьми неприятно"

Алла Ахундова: "Общаться с ничего не читающими людьми неприятно"

Для тех, кто родился в Советском Союзе, фильмы "Автомобиль, скрипка и собака Клякса", "Там, на неведомых дорожках", стихи про красивую девочку или грустного мальчика были и способом развития души, и мотиватором, и частью формирующегося мировоззрения. На книжных полках сборники стихов Аллы Ахундовой неизменно соседствовали с книгами Агнии Барто или Бориса Заходера, а литературный критик Станислав Лесневский считал, что "русская женская поэзия это три „Ах“: Ахматова, Ахмадулина и Ахундова". Вчера поэту, сценаристу, драматургу и переводчику Алле Нуриевне Ахундовой исполнилось 80 лет.

Она родилась в Москве в семье азербайджанца и русской, поэтому считает, что призвана совмещать в себе две культуры. Когда началась война, Алле Ахундовой не было и двух лет, но в память врезались эвакуация, вагоны, перебинтованные солдаты. Тема военного детства - одна из ключевых в ее творчестве. Вспомнить хотя бы фильм "Хлеб поровну", сценарий к которому написала Ахундова, о том, как бакинский мальчик теряет хлебные карточки и проходит через множество других испытаний, но всегда рядом с ним остаются друзья, готовые поддержать и поделиться последним куском хлеба. Кинорежиссер Октай Миркасимов как-то сказал, что если бы Ахундова в кино ничего не сделала, а написала только сценарий фильма "Хлеб поровну", то и тогда она бы вошла в историю кинематографа…

В 1943 году Нури Ахундов вывез свою семью из эвакуации в родной Баку, где звучала азербайджанская, армянская и русская речь. Вспоминая о том многообразно интернациональном городе, Алла Ахундова признается, что до сих пор с болью переживает конфликты на национальной почве.

Из детства в памяти также сохранился древнейший православный храм в деревне, в Шахбузском районе Нахчывана, где Ахундовы жили какое-то время, а потом бывали наездами. Но осознание веры пришло к будущему литератору уже после войны, в Москве, когда нужно было получать паспорт. В паспортах и других документах, удостоверяющих личность граждан Советского Союза, указание национальной принадлежности было обязательным. Каждый гражданин определял для себя национальность при получении паспорта в 16 лет – по отцу или матери. В большинстве случаев ее выбирали по отцу. Но у отца Аллы Ахундовой в паспорте было написано не "азербайджанец", а "турок", а Турция в 1952 году уже вступила в НАТО, что казалось работникам паспортного стола идеологически вредным. Так Алла Нуриевна Ахундова стала русской не только по языку, но и по паспорту.

В литературный русский язык девочку погрузила бабушка, потом был литературный кружок, Литературный институт и Высшие сценарные курсы, первые стихи в "Юности", "Московском комсомольце", поэтические сборники "Белый свет"; "Воскресный сад"; "Ступеньки"; "Открытки с видами", прозаические сборники "Хлеб поровну", "Выражение лица. Пять повестей", переводы из турецкой, английской, арабской, грузинской поэзии, а также героического эпоса "Китаби деде Коркуд", членство в Союзе писателей и Союзе кинематографистов.

О своих корнях Алла Ахундова не забывала никогда. Вспомнить хотя бы стихотворение "Пророк", написанное к 190-летию Мирзы Фатали Ахундова:

"Благословенный мой однофамилец,

Мирза Фатали, сын Ахунда, был нухинец.

А значит, был потомственный пророк.

Нуха, где он родился, точно в срок,

Основана была… По-правде, не по слухам

Библейским Ноахом, ветхозаветным Нухом,

И совершенно допотопным Ноем…

А может, Нохом? Ну о чём мы спорим?

Понятно кем… Пророком, самым новым…"

Распад Советского Союза не вызвал у Ахундовой ощущения "величайшей геополитической катастрофы", но она сильно переживала разрыв культурных связей, ведь для поэта нет разделения народов на "своих" и "чужих". "Когда я читаю английские или азербайджанские народные песенки – есть полное ощущение, что все это мое, пусть эти стихи и окрашены в разные краски", - говорит Ахундова.

Сейчас Алла Ахундова живет уединенно, получает президентскую пенсию Ильхама Алиева и не дает интервью. "Вестнику Кавказа" она рассказала по телефону лишь о наболевшем.

- Алла Нуриевна, поздравляем вас с юбилеем!

- Я себя неважно чувствую, и никаких интервью никому не даю. Я с 1970 года состою в Союзе писателей, но они никого не поздравляют. Я хотела представить свои книги на выставке, они сказали: "Привозите". Но мне некому возить книги. Семь лет назад я потеряла дочь, поэтому никуда не хожу, живу себе, любуюсь своими книгами, которые переиздаются каждый год, и радуюсь тому, что дети читают сказки и рассказывают стихи, которые я когда-то сочинила.

Вчера было 40 звонков из разных стран, где живут читающие стихи и прозу люди. А общаться с ничего не читающими людьми мне неприятно.

- Каково было быть детским писателям в 1960-1970-е?

- Довольно сложно. Помню, у меня изъяли из книги три важных главы и попросили: "Ради бога, оставьте вашу повесть в издательстве "Советский писатель", потому что это очень хорошая повесть". И она действительно вышла, а я сидела, ревела, как дура, потому что три самые важные главы, о том, как люди жили после войны, оттуда убрали.

Я сама в жизни пережила бесконечное горе. Многих потеряла. Отец умер в день моего рождения. Перед тем, как произвести на свет дочь, я похоронила маму. Потом похоронила брата, дочку… Это все надо уметь пережить. Такое горе пережил наш народ во время и после войны! Я такое слышала, видела своими детскими глазами, что ни в какой книжке не опишешь!

Семь-восемь лет назад "Гослитиздат" при издании моих стихов сделал 148 ошибок. Например, два разных стихотворения напечатаны подряд как одно. Это "Гослитиздат", который всегда проверяли! Столько ошибок, сколько делают сейчас телевидение и газетные издания, а теперь уже и книжные издания – позор. Безграмотность массовая.

- Что бы вы посоветовали современным детским писателям?

- Сейчас в Союз писателей принимают тех, кто может заплатить, а старички честно продолжают писать, но денег им за это не платят. Так, Украина и прибалтийские республики не платят за сценарии, хотя там было сделано много фильмов. Прибалтика продала одну мою картину в 80 стран, ни копейки не заплатив автору. Так происходит уже 30 лет. Все живут своей жизнью. У кого-то она собачья, у кого-то человечья.

Каждый выживает, как может. Я абсолютно спокойно к этому отношусь, потому что есть вещи, которым я не изменяю. Я очень много переводила с тюркских языков, у меня вышло 201 книга и 18 фильмов, а первый мультипликационный фильм я сделала для Баку.

- Сейчас бываете в Баку?

- Я коренная москвичка, и с тех пор, как потеряла дочь, в Баку не бываю. А раньше мы с ней вместе ездили, видели, что город изменился, стал красивым, более обеспеченным.

Алла Ахундова: "Общаться с ничего не читающими людьми неприятно"
Алла Ахундова: "Общаться с ничего не читающими людьми неприятно"
Алла Ахундова: "Общаться с ничего не читающими людьми неприятно"
Алла Ахундова: "Общаться с ничего не читающими людьми неприятно"
Алла Ахундова: "Общаться с ничего не читающими людьми неприятно"

8845 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!