Тбилисские истории. Рекс

Тбилисские истории. Рекс

Рексом звали собаку. Мощную кавказскую овчарку. Кто-то как-то спросил его имя. Он не расслышал и решил, что спрашивают о собаке, и ответил: "Рекс". Прилипло, но он не обижался, скорее, наоборот, потому что любил собак больше, чем кого бы то ни было.

Утром Рекс зашел в "прожектор" - дрянное заведение с дешевой пластиковой мебелью в пятнах и грязными занавесками, где вечно нетрезвый владелец в первой половине дня собственноручно подавал невероятно вкусный кофе. Над стойкой висел цирковой прожектор, непонятно и неизвестно, откуда появившийся, но с того дня покончивший с безымянностью этого кафе.

Рекс кивнул хозяину и, устраиваясь у окна, бросил: "Двойной без сахара". "Коньяк?" - спросил хозяин, но Рекс не ответил на традиционное предложение, от которого всегда отказывался. Хозяин, не дождавшись ответа, влил в себя налитого в рюмку "трехзвездочного" и шумно выдохнул: "Не обратно же в бутылку". Он ждал, что Рекс что-то все-таки скажет, но тот равнодушно смотрел в окно. Ему нравилось смотреть на горы, словно покрытые темно-зеленым бархатом. Их вершины уже желтели – лето заканчивалось. Лето вообще заканчивалось быстро. Очень быстро.

"Вот твой кофе. А вот конфета, раз без сахара. Без сладкого нельзя, - убежденно сказал хозяин, ставя чашку с дымящимся ароматным напитком. – А я, пожалуй, еще пропущу – целый день впереди, сил набраться надо". Он чуть нетвердой походкой переместился за стойку.

Рекс развернул дешевую конфетку, такую, похоже, старую, что уже было не понять – шоколадная она или какая-то помадка с какао. Повертев, Рекс бросил ее обратно на блюдце, и тут возник Фитиль с заплывшими глазами и распухшим носом. У Рекса настроение испортилось вконец. А Фитиль стоял, переминался с ноги на ногу и не решался начать разговор.

"И что?" - не выдержал, наконец, Рекс. Фитиль не то шмыгнул не дышавшим носом, не то всхлипнул. Рекс помрачнел еще больше – отпустившая было тоска накатила снова, накрыла с головой и опять принялась грызть что-то внутри.

Скверно получилось, но Фитиль в общем-то сам был виноват. Рекс зазвал приятелей в кино на "Белого Клыка". Фитиль с самого начала фильма то и дело переговаривался с кем-то из ребят и так достал своим шепотом Рекса, что он пересел в свободное кресло в переднем ряду. Но в тот момент, когда пес бился с орлом, Фитиль с чего-то захихикал. У Рекса все сжалось внутри, горло стали сводить судороги - проклятая птица выцарапала Клыку глаза, а Фитилю почему-то было весело. Так же посмеиваясь, Фитиль наклонился с заднего ряда к нему и стал что-то говорить ему на ухо. Рекс вспыхнул и, не глядя, взметнул кулак. Фитиль вскрикнул и выскочил из кинозала. Белый Клык оказался в порядке – просто кровь залила ему глаза. Но инцидент с Фитилем вконец испортил настроение Рексу. Уже после фильма кто-то из парней сказал: "Зря ты так, у него кровь пошла". "Не хотел", - отрезал Рекс, соглашаясь в душе, что скверно вышло – сам пригласил в кино, вроде, чтоб доставить удовольствие приятелям, а какое уж удовольствие – ударил, кровь, говорят, пустил. В общем, плохо получилось.

И вот Фитиль разыскал его с утра, и теперь нерешительно топтался у стола.

"Ну?" - опять спросил Рекс. Фитиль всхлипнул: "Ты это, чего руки распустил вчера?"

Рекс, наконец, удостоил его взглядом. Тяжелым, исподлобья.

"Пользуешься тем, что сильный, что тебя боятся, и бьешь всех подряд... - заныл Фитиль. – Нос мне сломал. Не жалко? Тебе меня не жалко?" "Ладно, проехали, - сказал Рекс. – Садись. Кофе хочешь?"

Но Фитиль продолжал стоять: "Не, ты скажи, за что ударил?"

Рекса это начало злить.

"Письменно изложить? - бровь у Рекса приподнялась, изогнулась дугой, и это не сулило ничего хорошего. – Или сам напряжешься и быстренько поймешь, почему так произошло?" "Я ведь ничего такого..." - Фитиль на всякий случай немного отступил.

"Хорошо. Заканчивай. Не хотел – так вышло, садись. Кофе будешь?" – примирительно повторил Рекс. "Не хотел, а ударил", - продолжал попрекать Фитиль и вдруг взвизгнул: "Тогда извинись!"

В кофейне тут же наступила тишина. Насвистывавший за стойкой незатейливую мелодию, хозяин умолк: крутой нрав Рекса был известен, а тут – нате, пожалуйста, "извинись".

"А холодного лимонаду не подать? С чего ж ты, обезьяна, расхрабрился?!" - с этими словами Рекс резко встал, опрокинув стул на котором сидел. Фитиль побледнел так, что синяки под глазами засверкали как предгрозовое небо. Он сунул руку в карман.

"Что? - Рекс словно удивился. – С ножом пришел? Ну-ка, поди сюда, недоделанный!" С этими словами он сам вмиг преодолел расстояние, отделявшее его от Фитиля, и отвесил такую затрещину, что тот ударился головой о стеклянную дверь кофейни. Рекс схватил его за шиворот, встряхнул, развернул и дал пинка под зад. Фитиль вылетел из заведения, как описал бы картину О’Генри, опережая собственные причитания то ли от боли, то ли со страха.

Хозяин одобрительно цокнул языком и поинтересовался, не треснуло ли стекло. И тогда Рекс решил немного выпить. Во второй раз в жизни. Впервые он выпил незадолго до истории с Фитилем, когда после неуклюжего объяснения получил от Анны от ворот поворот. Просто последовал примеру книжных героев или киношных, которые напивались в подобных случаях. Выпил в том же "прожекторе" две бутылки вина, но не понял, почему книжные, а особенно герои фильмов при неудаче в амурных делах тянулись к бутылке. Легче не стало, даже наоборот, досада усилилась. Да так, что любой, кто произнес бы те слова, любой из друзей, кроме Роберта, рисковал крепко получить. Но Робу дозволялось больше, чем другим, а он сказал Рексу: "Нашел из-за кого грустить. Кривляка, фифа". Рекс лишь заметил, чтобы Роб больше так не смел. Тот пожал плечами – не хочешь, как хочешь.

Теперь Рекс пил не вино, а коньяк к радости хозяина, получившего вдруг собутыльника, с которым можно было трепать языком. После третьей рюмки он ударился в абстрактные рассуждения о горячности молодежи. Рекс равнодушно слушал его или делал вид, что слушает. Хозяин приступил к какой-то истории дней своей юности, когда в кофейню заглянули Роб и Маленький Айк.

"Так и думали, что ты тут кофе пьешь... - начал Роб. – Ого, да ты коньяком балуешься. С какой стати?"

"Хе! – воскликнул хозяин. – Пришли бы на полчаса раньше - тут такой бой был! Фитиль с ножом тут кидался, а Рекс его так огрел, что я испугался, как бы не убил! Не убил – бежал так, что собственная тень отставала!"

"Фитиль с ножом кидался?" - не поверил Роб. "Да прям кидался, - проворчал Рекс. – Наверное, и ножа не было, а я повелся на руку в кармане". "Как не было? Вот, - хозяин бросил на стол складной нож. – Встретите его – верните. А то может и не надо возвращать? Ты, Рекс, когда ему врезал – он в одну сторону отлетел, а нож из кармана – в другую! Говорю же – думал, не встанет, гаденыш. Это ж надо – с ножом на приятеля прийти. Ну и что с того, что поссорились – с ножом надо приходить?! Эх, вот в мое время – дрались, и тут же после драки мирились. Или друзья общие мирили, чтобы злоба и вражда не оставались". "Мы тоже так собирались", - стал оправдывать Маленький Айк.

Тем временем Роб уже о чем-то рассказывал Рексу вполголоса. Рекс, и до того мрачный, чернел на глазах. Когда Роб закончил, Рекс поднялся и пошел к выходу. Но у самых дверей вернулся обратно, расплатился с погрустневшим владельцем кофейни.

Приятели ожидали его на улице. "Он португалец что ли?" - спросил Рекс. "С какого перепугу? Местный", - ответил Роб. "Варела – футболист был такой из Португалии. И этот, говоришь, Варела. Может, Валера все-таки?" - уточнил Рекс. "Нет, мы с ним в одной школе учились, на год старше меня. У кладбища живет", - сказал Роб. "Отлично, на кладбище пусть и приходит. Я там буду", - распорядился Рекс. "Слушай, не придет он, когда узнает, что ты замешан", - возразил Роб. "Выманите как-нибудь. Придумайте!" - повысил голос Рекс. "Не выйдет ничего, - поддержал Роба Маленький Айк. – Надо дать ему время хотя бы до вечера, а то может догадаться, что к чему". "Ладно, - скрепя сердце согласился Рекс. – Вечером, к восьми, когда темнеть начнет. Я на кладбище буду". "Ты соображаешь что-нибудь, или коньяка перебрал? – возразил теперь Роб. – Как в темноте человека на кладбище заманить?" "Хорошо, у кладбища буду. У входа", - согласился Рекс.

Ближе к вечеру, когда Рекс возился с Рексом, опять появился Роб.

"Извини уж, но честно говоря, я не понимаю, зачем тебе это нужно, - сказал он. – Ну, задел Варела ее. Тебе-то что? Кем тебе Анна приходится? А он, если что, скажет, что у него такая манера чувих клеить. Чем крыть будешь? Спросит – кто она тебе, что ответишь? Не сестра, не подруга, даже не родственница дальняя. Вообще никто! И никем не была. Отшила тебя, так успокойся. У нее своя жизнь, у тебя – своя. Не хотела, чтоб ее задевали, так не надо было тебя отшивать. Или ты думаешь, что, узнав о разборке, она тебе на шею кинется? Хочешь скажу, что она скажет? Хочешь?" "Допустим", - процедил Рекс.

"Она скажет типа того, что защитников не искала, и тебя ни о чем не просила. Вот, что она скажет, - Роб сплюнул зачем-то через плечо, словно от сглаза. – А с ним вообще не понимаю, о чем собираешься базарить, и что предъявлять". "Я базарить-предъявлять ничего не собираюсь, - ответил Рекс. – Он Анну оскорбил, за это и получит". "Я так и думал, - вздохнул Роб. – Ты не обижайся, но я тебе прямо скажу – ты чуть что, кулаки в ход пускать стал. Нельзя так. На тебя давно все как на чокнутого смотрят. Может, психолога стоит поискать? Нервы у тебя точно не в порядке". "Да неужели? – усмехнулся Рекс. – Так почему рассказал об этом? Думал, обрадуюсь, что Анну кто-то обозвал, раз мне красный зажгла? Или что?"

"Ну, посчитал, что ты должен знать, раз неровно к ней дышал, - сказал Роб. – И вообще нехорошо как-то – чужак девушку с нашей улицы оскорбил". "Чужак? Девушку с нашей улицы? – насмешливо спросил Рекс. – Чего тогда сам не влез? Не твоя история?" Роб не нашел, чем ответить. "Ладно, - сказал Рекс. – Придумал, как из дома этого Варелу выманить?" "Скажу, что знакомый его ищет, тут, мол, неподалеку, а сам не подошел, потому что встретил кого-то по дороге, спешит, потому меня попросил позвать", - рассказал Роб. "Очень умно, - съехидничал Рекс. – А спросит, что за знакомый, откуда взялся, как зовут, какое дело на ночь глядя?" "Придумаю что-нибудь, мозги запудрю, лишь бы дома оказался, - парировал Роб. – А то придется караулить, пока сам не высунется, или ты не передумаешь". "Не передумаю", - отрезал Рекс.

Он с полчаса просидел на гранитной плите у входа на кладбище, прежде чем услышал какие-то голоса, а потом и шаги. Голос Роба Рекс узнал сразу. О чем он говорил, не разобрать, но это и не имело никакого значения. Главное – с ним кто-то был, и, очевидно, тот самый Варела. В висках сразу же застучало, ладони, как обычно перед дракой, вспотели. Рекс наперед знал, как будет действовать: парой слов объяснит, за что, а потом в зависимости от роста соперника ударит изо всех сил правым кулаком либо снизу в челюсть, либо сверху вниз по голове, и тут же добавит левым и ногой. Потом бить до крови, если не хлынет сразу. Только б не удрал, догадавшись, из-за чего его вызвали. На Роба надежда, чтоб удержал, или сбил с ног.

Варела увидел, как от гранитной плиты отделилась фигура и направилась к нему и внезапно заявившемуся к нему домой Робу. Он сразу ощутил неладное, и попытался высвободить руку, которую крепко ухватил Роб: "Не торопись, не торопись". Варела, конечно, узнал Рекса, но постарался не выдавать охвативший страх. "Это ты меня ищешь? Сам не мог прийти – гонцов посылаешь? Что за дела?" - с напускной беззаботностью спросил он.

"Я ищу. А дело мне до твоего языка, который сегодня утром непомерно удлинился", - ответил Рекс. "Вот оно что, - осклабился Варела. – Я не знал, что ты к Анне имеешь отношение. Правда, не знал". "Теперь узнаешь", - сказал Рекс.

Варела упал с первого же удара. Рекса не остановил истошный вопль: "Не бей, не надо!" Его злило, что поверженный соперник мотал головой, и не удавалось попасть так, чтобы разбить морду в кровь. Удары больше получались какие-то скользящие, словно Варела не только остригся наголо, но еще и обмазался жиром. Рекс бил, Варела в ответ сыпал бранью и проклятиями и впустую размахивал руками. Наконец, Рекс попал, и кровь соперника брызнула ему в лицо. Варела отплевывался, Рекс продолжал бить, Роб, опасаясь, что приятель забьет несчастного до смерти, тщетно пытался его оттащить. В какой-то момент ему почти удалось это сделать, но Варела, откашливаясь, сказал: "Знаешь, что еще скажу?" "Что?" - спросил Рекс. "Клал я на тебя и на твою толстозадую", - неожиданно быстро проговорил Варела. Кулаки Рекса замолотили снова. "Клал! Все равно клал", - отвечал на удары Варела.

Он замолчал только тогда, когда Рекс сам остановился, уже не понимая, разбил ли в кровь свои руки, или лишь обильно вымазал их в его крови. "Оклемаешься, пойдешь и извинишься перед Анной, не то сегодняшнее кайфом покажется. Понял?" - сказал Рекс. Варела что-то промычал, видимо, соглашаясь. И Рекс отошел, напоследок плюнув в его сторону.

"Откуда в тебе столько злости? - спросил вдруг Роб. – Просто не понимаю. А если б убил? А если куда-то попал так, что искалечил? Ты – психопат! Ради чего все это?" "Никто никогда..." - начал Рекс, но не успел закончить фразу. Со стороны кладбища донесся сдавленный окрик: "Эй, Рекс!.. Все равно - клал я!"

Как Роб смог удержать Рекса, он и сам впоследствии объяснить не мог. Он висел на Рексе, а Варела, согнувшись и пошатываясь, обтирая забор, брел домой и хрипел: "Ты же слышишь, Рекс, – клал я". Хрипел, пока не исчез за воротами своего дома. Он жил у кладбища.

Только тогда Роб выпустил Рекса из объятий, но все-таки сомневаясь, что у того хватит рассудка не врываться в дом только что избитого до полусмерти Варела и не наживать неотвратимые проблемы с законом, которые и без того вполне могли появиться. И не только у Рекса, но и у самого, как соучастника.

"Что дальше? Когда-нибудь ты нарвешься, и тебя самого отделают по полной", - предрек Роб. "Уже нарвался и уже отделали", - сказал Рекс. "Когда?" - удивился Роб. "Только что. У тебя на глазах", - ответил Рекс.

37770 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!