Человек, игравший не пальцами, а сердцем

Человек, игравший не пальцами, а сердцем

Перед самым Новым годом, 30 декабря в Сан-Франциско умер великий Чингиз Садыхов - азербайджанский и советский пианист, народный артист Азербайджана, профессор, кавалер ордена "Шохрет" ("Слава") за заслуги перед национальной культурой. Человек, который основную часть своей жизни посвятил аккомпанированию самым прославленным исполнителям Азербайджана и СССР, завещал похоронить себя на родине - в Баку.

Будущий маэстро родился в 1929 году в Баку. Музыкальный талант проявился у него уже в раннем детстве. Чингиз окончил школу для одаренных детей при консерватории, открытую Узеиром Гаджибековым, которая сегодня носит имя Бюльбюля. Садыхова с ранних лет готовили как классического пианиста - исполнителя великих произведений классиков. Окончив Бакинскую консерваторию, он отправился учиться в аспирантуру Московской консерватории, в класс Александра Гольденвейзера. В начале 1950-х получил свою первую премию, исполняя в Большом концертном зале Московской консерватории классические произведения. С отличием окончив аспирантуру, Чингиз Садыхов вернулся в Баку, не подозревая, что там ему предстоит расставание классикой.

Произошло это случайно. Садыхову позвонил Бюльбюль, у которого накануне гастролей по Средней Азии заболел аккомпаниатор. Пианист счел такое предложение лестным и, поездив с Бюльбюлем по Узбекистану, Казахстану и Таджикистану, понял, что нашелся себя - он захотел стать не одним из многочисленных исполнителей-классиков, а самым лучшим исполнителем азербайджанской музыки. Причем не просто исполнителем или аккомпаниатором, а интерпретатором азербайджанской музыки.

Чингиз Садыхов работал с Рашидом Бейбутовым - вместе они побывали в 32 странах, в том числе в Иране, Сирии, Индии, Ираке. Он также аккомпанировал Муслиму Магомаеву, Лютфияру Иманову, Фидан и Хураман Касимовым. Уже в 1959 году Садыхов был удостоен звания заслуженного артиста Азербайджанской ССР, а в 1987 году – народного артиста Азербайджанской ССР.

Свой отъезд в США в начале 1990-х он объяснял так: ″У меня карабахские корни, но я бакинец до мозга костей. Я никогда бы не уехал, если бы не смутные времена конца 1980-х - начала 1990-х″. В Штатах он получил вид на жительство как "выдающаяся личность", много гастролировал и выпустил два диска - на одном записал свое исполнение американской музыки, из репертуара Эллы Фицджеральд и Френка Синатры, на другом – азербайджанскую музыку Фикрета Амирова, Ниязи, Тофика Кулиева, Алекпера Тагиева.

Чингиз Садыхов рассказывал, что играя азербайджанскую музыку, он оставлял родную мелодию, а весь аккомпанемент – ″гармонии″, ″подголоски″ - выстраивал в современной манере. Получался свинг или блюз на основе азербайджанской мелодии. Это нравилось и западным слушателем, и азербайджанским. Причем последние много раз слышали эти мелодии в исполнении таристов и кяманчистов, но современная интерпретация давала возможность услышать музыку по-другому.

Критики говорили, что стиль Садыхова отличался самобытностью и национальностью музицирования на фортепиано, взросшей на почве мугамности и академической школы. ″Я никогда заранее не подготавливаюсь к тому, что я играю. Я просто сажусь и начинаю играть любую азербайджанскую музыку. Поверьте, я каждый раз играю ее по-разному! Поэтому на радио, или на телевидении всегда все записываю с первого дубля. Мои пальцы сами все делают, и у меня такое впечатление, что мои пальцы направляются оттуда″, - рассказывал Чингиз Садыхов в одном из последних интервью.

Живя в США, он приезжал в Баку, но не так часто как хотелось бы – возраст. Впервые после переезда в США он прилетел в Баку в 2002 году по приглашению Гейдара Алиева на 60-летие Муслима Магомаева. "Мы должны быть особо благодарны Чингизу Садыхову за то, что он сугубо европейский рояль превратил в сугубо азербайджанский национальный музыкальный инструмент″, - сказал тогда, провозглашая тост, Гейдар Алиев.

″Семья Алиевых относится ко мне очень тепло. И Гейдар Алиевич при жизни очень уважительно ко мне относился, и Ильхам Гейдарович сегодня проявляет ко мне большое уважение. Кроме того, я особо хочу отметить заслуги Мехрибан ханум. Дело не во мне - она очень многое делает для развития культуры в Азербайджане. Я всегда говорил и говорю - я снимаю перед Мехрибан ханум шляпу за то, что она возрождает нашу национальную культуру, нашу национальную музыку! Ведь это именно благодаря ей вспомнили, наконец-то, о мугаме! Да и успех на Евровидении я тоже связываю с Мехрибан ханум! А Ильхам Гейдарович мне, помимо всего прочего, очень импонирует тем, что, как и его покойный отец, может несколько часов выступать без бумажки, причем, в отличие от некоторых, говорит по делу! Так что, в этом плане стране повезло″, - был убежден Чингиз Садыхов.

12015 просмотров






Популярные