Сирия: возможна ли война после мира?

Сирия: возможна ли война после мира?

История свидетельствует, что риск возникновения нового конфликта, способного перерасти в очередное крупномасштабное кровопролитие на тлеющих углях пламени стихающей войны крайне высок. Война в Сирии имеет несколько аспектов – это и борьба оппозиции за реформирование политической системы государства, и борьба вооруженных формирований, таких как курдское ополчение, за право жить в своем культурно-историческом ареале, и, наконец, борьба государства и поддерживающего его народа против терроризма и радикального экстремизма. Несмотря на заявления о скором умиротворении в Сирии, угроза нового хаоса здесь не является чем-то иллюзорным.

В свое время "чумой" XX столетия стали идеи фашизма и идеология национал-социализма. Германия, поставив свою экономику на военные рельсы, развязала крупномасштабные военные действия на территории практически всей Европы, завершившиеся полным разгромом для рейха. Но после Нюренбергского процесса силы, которые сражались против фашизма, не были едины в вопросе послевоенного переустройства Германии. Именно после капитуляции Германии союзники оказались на пороге новой войны, разделив поверженную страну на два государства, на два строя. Единая и нейтральная Германия удовлетворяла интересы Советского Союза, что не принималось США и Великобританией, а в самой Германии социал-демократы и коммунисты не могли найти общий язык. Западу было принципиально важно не допустить распространения советского влияния на Западную Европу, в то время как советское руководство рассчитывало подчеркнуть престиж СССР не только как государства-победителя, но и как успешной модели коммунистического устройства.

Россию и Сирию связывает история прочных отношений. Еще в 1950-е Советский Союз оказывал поддержку становлению молодой арабской республики. В первое десятилетие холодной войны на ближневосточном театре СССР мог рассчитывать на поддержку лишь Сирии и Египта, у руля которого стоял Гамаль Абдель Насер. Поставки вооружения в Сирию, оснащение армии новейшими средствами ведения войны (часто за символическую цену), а также обучение кадров дали Москве возможность развертывания в Сирии своих военных объектов. В период руководства страной Хафесом Асадом, получившим советское образование, в Сирии был создан пункт материально-технического обеспечения советского ВМФ. В дальнейшем, несмотря на часто менявшихся генеральных секретарей, горбачевские реформы и постсоветские "неурядицы" САР оставалась надежным партнером Москвы.

Сегодня относительная нормализация в Сирии была достигнута при поддержке ВКС РФ; поддержку оказывал также Иран, свою лепту внесли Ливан, Израиль, Турция, США. Но послевоенная Сирия, будучи ослабленной, может стать полем для очередного противостояния. Уже сейчас сирийское руководство стремится дать понять, что в условиях послевоенного обустройства, а также проблем общесирийского национального диалога, государство способно не допустить вмешательства во внутренние дела.

Между тем, курдские ополченцы остаются не меньшей опасностью для Турции, чем запрещенная в РФ террористическая организация ИГИЛ для всего региона. Турция проводит военные операции на территории Сирии для ликвидации курдской угрозы, поскольку правительство САР не контролирует в полной мере приграничные районы. Пока курды Сирии вооружены, пока сирийские пограничные войска не установят контроль над контрольно-пропускными пунктами, присутствие турецкой армии будет здесь актуально. Турция не выведет свои силы, имея хотя бы слабую аргументативную базу нахождения армии на территории сопредельного государства.

В свою очередь, Израиль справедливо опасается поддержки Ирана, который готов оказывать активное содействие Дамаску. Тегеран, пользуясь возможностью приблизиться к границам Израиля, готов оказать поддержку в восстановлении разрушенной инфраструктуры САР. Для Израиля, не имеющего союзников в регионе, ослабленная и даже разделенная Сирия представляет более выгодный сценарий, чем восстановленная республика. "Пояс нестабильности", в который бы могли быть вовлечены основные игроки Ближнего Востока, отвлек бы внимание мировой общественности от давления Израиля на Палестинскую автономию, выражающуюся, в частности, в строительстве новых поселений на западном берегу. Сложно отрицать тот факт, что в последний год Израиль был невидимой интервенционной силой в сирийской войне.

Для США может быть выгодна любая война, не ведущаяся у их собственных границ. В случае с Сирией Штатам необходимо задержаться в регионе, обезопасив нахождение там своих военных объектов. Да и роль ближневосточного арбитра никогда не будет лишней. Такие демарши Вашингтона как признание Иерусалима столицей Израиля становятся очередным проводом подчеркнуть присутствие США в регионе.

Сегодня сирийская армия стала наиболее мощной силой в стране, благодаря не только численности, но и бесценному боевому опыту. Однако  именно Россия остается гарантом того, что в ближайшее время границы САР не изменятся, а у власти останется прежнее руководство. РФ для Сирии сегодня стала тем, чем США были для Японии после 1945 года.  Дамаск надеется на поддержку Москвы, которая позволит пройти сложный период переустройства и урегулирования внутренних проблем САР. Попутно Москва будет сохранять свои геополитические позиции, а на примере проведения Конгресса сирийского национального диалога поднимет свой престиж как государства-миротворца, разумеется, не без выгодных двухсторонних экономических договоров, в том числе в нефтегазовой отрасли.

Сильная Сирия для России это возможность взаимовыгодного сотрудничества в сферах энергетики и оборонной промышленности, а также расширения интеграционных объединений. Участие в военных операциях в САР дало России возможность испытания в боевых условиях современного оружия, придало импульс развитию ВПК, а ликвидация очага терроризма позволила РФ хотя бы частично обезопасить себя.

Однако поучаствовать в послевоенном устройстве, а также получить разведывательную информацию по дальнейшему развитию САР будет немало желающих. Например, Китай намерен играть более активную роль в послевоенном развитии и восстановлении Сирии. Соответственно, первостепенными для республики сегодня становятся два приоритетных направления: восстановить абсолютной контроль на всей своей наземной и воздушной пограничной линией, а также разоружить население. Лишь после этого станет возможно восстанавливать потенциал республики.

7555 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные