"Мы - народ, который застрял в прошлом"

"Мы - народ, который застрял в прошлом"

Мы народ, который застрял в прошлом. Мы остались в прошлом, не смогли усвоить ценности 20-ого века и перейти в 21-ый. В лучшем случае мы остались в 19-ом веке. Нашими ценностями, нашим мировоззрением, нашими повседневными проблемами, нашими мечтами мы принадлежим прошлому. Мы там, в прошлом, решаем проблемы прошлого, еще боремся с султаном Гамидом, поем песни, которые родились тогда и повторяем те же мысли, писал армянский правозащитник Вардан Арутюнян в 2006 году. С тех пор прошло почти 12 лет, но почти ничего не изменилось.

"Вестник Кавказа" предлагает читателям ознакомиться с оригиналом статьи.

Вершинами патриотизма для нас остаются Чауш, Дро, Андраник, Сосе и Сероб. В их патриотизме - естественная для тех лет разбойниче-социалистическо-террористически-националистическая примесь. 

Из тех времен мы внедряем в 21-й век нашу ненависть и претензии к соседям. Наш патриотизм и наш антитуркизм прямо пропорциональны друг другу. Геноцид остается нашей визитной карточкой. 

Не можем освободиться от оков прошлого и свести наши счеты с прошлым. Оно остается тяжелым грузом, тянувшим нас вниз, вместо того, чтобы стать для нас ступенью ведущей в будущее.

Мы, проявляя патриотизм, с гордостью вешаем на стены учебные карты походов Тиграна Великого, и исходя из этой же карты, объявляем наши границы от моря до моря, сами верим в то, что придумали и создаем иллюзии о возможном возвращении. 

Мы после поражения в войне начинаем прославлять наши маленькие и временные победы на поле боя. Мы не отличаем войну от битв, и в память этих битв водружаем памятники и мавзолеи, приличенствующие окончательным и бесповоротным победам в войне. Помпезно празднуем, на глазах у тех, кто на самом деле победил и вкусил всю радость победы. Не понимаем, что смешны в их глазах и не гарантированы от грядущих поражений. 

Мы отмечаем 2000-летие нашего театра, только по той причине, что 2000 лет тому назад, один царь в Армении писал театральные пьесы, после чего в этих местах, на протяжении 2000 лет никто больше этим не занимался. Но мы приравниваем “2000 лет назад” к “2-тысячелетию” и отрицая всякую логику провозглашаем о 2000- летнем театре, пишем книги и статьи, потому что нам так надо. 

Мы не обращаем внимания на светофор. Не спеша и беседуя, по диагонали пересекаем перекрестки или перебегаем через поток машин. Когда мы за рулем, останавливаемся на пешеходной линии, или в самом центре перекрестка. Не хотим принять тот факт, что это может быть опасно для жизни. 

Мы гордимся нашей многовековой историей, но не смогли уберечь, а может, и не создали ничего, кроме церквей. Наш самый древний город не имеет даже 200-летней истории. Когда была государственность, наши цари настолько не уважали эту государственность, что по капризу или в целях самоутверждения, переносили столицу с места на место. В результате у нас нет приличной для столь древнего народа столицы. 

У нас есть большая и считающая себя патриотичной диаспора, мечтающая о “стране”, страдающая ностальгией и говорящая на всех более или менее употребляемых языках, которая живет среди разных народов и занята серьезным делом – "Ай датом", армянским вопросом. В течение десятилетий идея превратилась в религию, и как бывает в подобных случаях, уже спорят о том, кто более привержен этой религии и близок к ее истокам. 

Мы продаем свои голоса и свое право выбирать, потом в частных беседах удивляемся, откуда появились эти дураки и клоуны, не признаваясь в том, что сами продали им свои голоса за 3 тысячи драмов, на эти деньги можно купить 30 килограммовых булок хлеба, которые весят на самом деле 700-800 грамм. 

Мы участвуем в фальсификации выборов, потому что об этом просит парень из нашего района, родственник или друг. Взамен рассчитываем получить выгоду, и как правило, не получив ожидаемого, ругаем фальсификаторов, того, кто победил на выборах и весь остальной мир, абсолютно не признавая своей доли вины. И ждем следующих выборов для того, чтобы отомстить, переметнувшись в другую команду. 

Мы не брезгуем теми, кто подлизывается, и теми, к кому подлизываются. Лесть и подхалимаж – наш образ жизни. Мы принимаем тайных агентов, стукачей и предателей, которые должны быть изгоями в любом нормальном обществе. Они спокойно живут среди нас, и в некоторых случаях правят нами. Мы не указываем на них своим детям в качестве примера человеческой низости. Наоборот, считаем, что они понимают жизнь, умеют жить, что они деловые люди, которые не упустили свой шанс. Мы здороваемся и общаемся с ними, и в то же время удивляемся, откуда в нашем ребенке столь искаженное представление о мире и человеке, откуда в нем столько рассчетливости – и не боимся за его будущее. 

Мы все свои неудачи объясняем наличием плохих соседей, как будто мы – исключение, и у всех остальных народов соседи лучше наших, и они никогда не жили под чужим сапогом. Наша настоящее повторяет прошлое. Опять соседи объявлены врагами, опять мы превратились в чужой форпост и ищем спасение за рубежом, опять не уважаем наше государство и проявляем терпимость к недостойным и бездарным, управляющим страной. Нас ждет очередное поражение.

7885 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные