Как американо-иранское противостояние влияет на Центральную Азию

Как американо-иранское противостояние влияет на Центральную Азию

Усиливающееся политическое и экономическое давление на Иран, усугубленное возобновлением экономических санкций в результате выхода США из ядерной сделки 2015 года заставило Тегеран обратиться за поддержкой к двум основным евразийским политическим и экономическим державам - России и Китаю. Central Asia-Caucasus Analyst в материале Impact of the US-Iran Confrontation on Central Asia отмечает, что одновременно Иран все чаще обращает внимание на соседей в Центральной Азии, которые тесно интегрированы в политические, экономические и военные проекты Москвы и Пекина. Лидеры стран Центральной Азии понимают, что возможный вооруженный конфликт между США и Ираном отрицательно скажется на безопасности в Евразии.

Предыстория 

Во время очередного кризиса в Персидском заливе в июне 2019 года, в ходе которого был совершен ряд нападений на нефтяные танкеры и уничтожен американский беспилотник Global Hawk, президент Ирана Хасан Рухани ездил Центральную Азию. 13-14 июня он принял участие в саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Бишкеке, где встретился с президентом России Владимиром Путиным и председателем КНР Си Цзиньпином. Рухани заявил о ”единстве иранской нации перед лицом одностороннего экономического терроризма США” и подчеркнул, что связи с Пекином и Москвой ”как всегда стратегические”. Он использовал платформу ШОС, чтобы обвинить США в подрыве региональной и глобальной стабильности, призвав всех участников саммита объединиться против односторонности. В ходе обсуждений на высшем уровне стало очевидно, что Иран продолжает стремиться к расширению политики ”сопротивления” за счет стран Центральной Азии и ШОС.

Тегеран впервые подал заявку на членство в ШОС в марте 2008 года, однако процесс был заморожен до 2015 года из-за санкций ООН против Ирана. Хотя санкции были сняты после подписания Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), были и другие проблемы, которые препятствовали стремлению Ирана из наблюдателя стать полноправным членом ШОС. Одно из затруднений - сложные отношения Ирана с Таджикистаном и Пакистаном, которые являются полноправными членами ШОС, в то время как прием новых членов в организацию требует одобрения всех стран.

15-16 июня Рухани находился в Душанбе, где принял участие в саммите Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Созданная в 2002 году по инициативе Казахстана СВМДА объединяет 27 государств, включая Россию, Китай, Республику Корея, Индию, Турцию, Азербайджан и страны Центральной Азии, за исключением Туркменистана. Выступая на саммите СВМДА, Рухани еще раз пригрозил европейцам, подписавшим СВПД, что ”страна прекратит выполнение некоторых обязательств” по ядерной сделке.

Сразу после завершения саммита информационное агентство Fars сообщило, что Иран превысил 300-килограммовый порог 3,67-процентного урана, который ему разрешено иметь в рамках сделки. В соответствии с соглашением СВПД от 2015 года Иран отказался от уровня обогащения в 20%, ограничив его до 3,67%. По инициативе России и Китая саммит СВМДА в Душанбе принял декларацию, призывающую ”все другие стороны полностью выполнить обязательства по ядерной программе Ирана” после выхода США из соглашения.

Целью участия президента Рухани в саммитах ШОС и СВМДА в Бишкеке и Душанбе было облегчить изоляцию Ирана. Согласно итоговым документам саммитов, Ирану удалось добиться определенных успехов при поддержке Китая, России и стран Центральной Азии.

Влияние

Во время своей поездки по Центральной Азии Рухани приложил дипломатические усилия, чтобы заручиться поддержкой Путина и Си Цзиньпина для уменьшения последствий жестких экономических санкций США, наносящих ущерб экономике Ирана. За прошедший год иранская валюта, риал, обесценилась примерно на 60%. Инфляция выросла на 37%, а стоимость продуктов питания и лекарств увеличилась на 40–60 %. Уровень безработицы среди молодежи составляет около 30% в стране, где почти 40% населения в 80 миллионов человек моложе 25 лет.

Кампания администрации Трампа по оказанию ”максимального давления” вынудила Иран к интеграции с экономическими проектами в Евразии. В июне 2019 года иранский парламент, меджлис, ратифицировал соглашение о зоне свободной торговли с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), в состав которого входят Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан и Киргизия. Причем Россия представляет 84% валового внутреннего производства ЕАЭС.

Членство Ирана в ШОС остается неопределенным. Когда страна получила статус наблюдателя в 2005 году, она надеялась использовать антинатовские настроения в организации и извлечь выгоду из политической ценности растущей напряженности в отношениях с США. Иран ожидал, что эти настроения будут способствовать полному членству в организации, но пока эта цель достигнута не была. 

Даже после заключения СВПД в 2015 году и отмены международных санкций, Ирану дважды было отказано в полноправном членстве - в 2016 и 2017 годах. Для сравнения, Индия и Пакистан подали заявки на членство в ШОС в 2015 году и были официально признаны членами в 2017 году.

Таджикистан стал главным барьером для членства Ирана в организации. Отношения между Таджикистаном и Ираном серьезно ухудшились в 2015 году, когда Душанбе обвинил Тегеран в поддержке оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Бывший член ПИВТ, заместитель министра обороны генерал Абдухалим Назарзода предпринял попытку государственного переворота в стране в сентябре 2015 года. Таджикистан также обвинил Иран в подготовке таджикских исламских боевиков и резко раскритиковал встречу между верховным лидером Ирана Али Хаменеи и лидером ПИВТ Мухиддином Кабири, который бежал из Таджикистана в декабре 2015 года. Более того, Душанбе заподозрил Иран в причастности к теракту в июле 2018 года, в результате которого в Дангаре погибли четыре иностранных туриста. При этом Иран дипломатично отверг все обвинения в участии в гражданской войне в Таджикистане в 1990-х годах.

Сегодня, когда конфронтация с США достигла апогея, полноправное членство в ШОС стало стратегической целью для Ирана. Тегеран считает, что его вступление в ШОС превратит организацию в антиамериканский форпост в Центральной Азии, и надеется использовать платформу структуры для критики США в глобальном контексте. По мнению иранских лидеров, региональная система безопасности в Центральной Азии должна формироваться без присутствия Вашингтона на основе баланса между российскими и китайскими интересами, которые Тегеран рассчитывает использовать для достижения своих целей.

Кроме того, полное членство Тегерана в организации может помочь снизить негативное воздействие американских санкций, ограничивающих приток иностранных инвестиций в энергетический сектор страны за счет увеличения торговли нефтью с другими членами ШОС, прежде всего с Китаем и Индией.

В-третьих, членство в организации, несомненно, повысит региональный статус Тегерана. Также иранские лидеры не скрывают своих надежд на то, что членство в ШОС будет противодействовать влиянию США и Израиля в Центральной Азии.

Однако, несмотря на поддержку позиции Ирана по ядерной сделке во время саммитов ШОС и СВМДА, Москва и Пекин не склонны полностью открывать двери организации для Ирана, опасаясь, что полное членство усилит геостратегическое противостояние между членами структуры. 

Как показали итоги саммитов ШОС и СВМДА, противостояние США и Ирана начало оказывать влияние на Центральную Азию. При поддержке России и Китая, имеющих сильные позиции в Центральной Азии, Иран стремится расширить свое стратегическое влияние среди пяти бывших советских мусульманских республик. Тегеран всегда выступал против размещения военных баз США в Центральной Азии, считая их угрозой национальным интересам Ирана, и даже угрожал атаковать американскую авиабазу в Киргизии в 2012 году. Эксперты отмечают, что в последние годы спецслужбы Ирана активизировали свою деятельность в регионе, при этом первостепенное внимание уделялось противодействию интересам США.

Выводы

Правительства стран Центральной Азии понимают, что ситуация вокруг Ирана имеет решающее значение для безопасности и стабильности в их регионе. Дестабилизация Исламской Республики и ее участие в крупномасштабном военном конфликте в Персидском заливе могут серьезно повлиять на безопасность региона Центральной Азии. Поэтому центральноазиатские государства будут тщательно калибровать свое экономическое и военное сотрудничество с Ираном, чтобы не нарушать санкции США и нормы международной дипломатии. Несмотря на проиранские коммюнике по итогам саммитов ШОС и СВМДА, государства Центральной Азии, принимая во внимание реалии международной политики и антииранскую стратегию США, выбрали прагматичный подход к Тегерану. Пять стран региона предпочитают сохранять сбалансированную позицию по иранской ядерной проблеме, подтверждая право ИРИ использовать ядерные технологии исключительно в мирных целях.

9740 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!