Фактор коллективной памяти в урегулировании межнациональных кризисов

Фактор коллективной памяти в урегулировании межнациональных кризисов

Решение международных конфликтов не может ограничиваться исключительно подписанием двухсторонних соглашений, так как после любой войны неминуемо наступает мирное время, которое должно распространиться на все сферы жизни народов, преодолевших кризис. Поэтому немало внимания уделяется тому, как именно в обществе будет восприниматься переходный период, в течение которого политикам и общественным деятелям предстоит выработать эффективный механизм взаимодействия, который поспособствует взаимопониманию и развитию регионального сотрудничества. По этой причине для Южного Кавказа особую значимость представляет фактор коллективной памяти народов, способный стать ни много ни мало новой формой общекавказской идентичности, основанной на плюралистических ценностях современного демократического общества.

Идея единства Южного Кавказа существует в качестве идеала, к которому по-прежнему стремятся народы. Почти каждая этническая группа имеет свой универсальный набор маркеров, на основании которых формируется коллективная память, определяя общую черту для всех народов – наличие элементов противопоставления к другим национальным общностям. Но, несмотря на это, драматизм истории региона, который в равной степени воспринимается в Грузии, Армении и Азербайджане, позволяет народам понимать друг друга без слов, так как ни для кого не секрет, что Южный Кавказ в течение многих столетий являлся объектом притязаний геополитических сил и мощных империй. Поэтому корни идей противопоставления следует искать в политике внешних сил, которые, в стремлении заручиться поддержкой местных народов, нередко прибегали к несвойственной для региона дезинтеграционной культурной доктрине. Тем не менее, со временем любая политика, основанная на противопоставлении народов, приходит в упадок и требует реставрации, в то время как традиция и условия жизни региона бессменно доказывают простейшую истину – именно добрососедские отношения народов Южного Кавказа позволили миллионам людей жить в границах сурового, с географической точки зрения, края.

Необходимо отметить, что фактор коллективной памяти может быть использован как мощный источник, питающий конфликтную ситуацию. Отметим, что мы говорим о коллективной памяти в контексте международных отношений и поэтому выделение противоречивых фрагментов из общей истории, в том числе частных сюжетов и их последующее обобщение мешает разрешить имеющиеся вопросы и наладить полноценное сотрудничество. В этом случае коллективная память выступает в качестве возбудителя «исторической справедливости», определяя неспособность договариваться и выступать единым геополитическим фронтом, продолжая ослаблять регион и делать его легко подверженным внешним манипуляциям, не отвечающим истинным интересам и чаяниям местного населения.

Шаблоны коллективной памяти являются надежным инструментом политической спекуляции. В условиях существующих кризисов реализация и развертывание стратегических целей на южном направлении во многом зависит о того, будут ли они поддержаны обществами, следовательно, от этого напрямую зависит устойчивость тех или иных политических режимов. К примеру, идеология карабахского клана, руководившего постсоветской Арменией на протяжении 20 лет, аккумулировала представление сюжетов общей для народов истории с точки зрения «исторической несправедливости», решить которую возлагалось на плечи современного армянского общества. Подобное историческое воспроизведение, с одной стороны, породило в обществе комплекс народа с многовековой трагической судьбой, обделенного персами, тюрками,  позже большевиками; с другой стороны, побудило легитимизировать армянскую агрессию. Оккупировав Нагорный Карабах и семь прилегающих районов, политика реваншизма стимулировала сепаратистские тенденции в населенной армянами Самцхе-Джавахети (административная область современной Грузии), возобновило притязания на ряд провинций соседней Турции. Наконец, и сегодня в стремлении сыграть на чувствах той или иной кавказской этнической общины западные политтехнологи нередко используют фактор памяти народа, в целях повышения своей электоральной базы.

Тем не менее, именно фактору коллективной памяти по силам создание единой южнокавказской (общекавказской) идентичности. Создание тех или иных конструктов коллективной памяти во многом определяется потребностями современного общества. В этой связи перед Южным Кавказом в первую очередь стоит вопрос, какую политику памяти выбрать? Либо это будет бесконечное продолжение поиска уникальных особенностей тех или иных народов, способных «удревнить» их и выделить в пестрой этнокультурной гамме, либо принять прошлое, переосмыслив его ради будущего, которое может стать истинно подлинным воплощением южнокавказского братства, созидания и единения, коим характеризуются все без исключения этнические группы региона. Освободившись от идеологических и мифологических установок прошлого, будет возможно выйти из тупика бессмысленных конфликтов.  

6435 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!